Контактное лицо: Алексей Данилин (+7 (950) 299-34-21)

Email:customsandc@mail.ru

Skype:Customsandc

(Располагаемся мы во Владивостоке,

но связаться с нами вы можете из любой точки мира)

|банер привет



Архив новостей




Customs & Consulting » Новости ФТС РФ » Новости ФТС РФ
Новости ФТС РФ Новости ФТС РФ
Информационный портал о грузоперевозках cargo.ru 20.01.2012
СУР – «система умножения рисков». Базисные понятия и элементы.
Новости ФТС РФ
В условиях огромных товаропотоков качественное таможенное администрирование возможно только при наличии эффективного риск-менеджмента. Однако даже при рассмотрении основных элементов российской таможенной СУР находится повод усомниться в изначальном качестве системы.
«Стой, кто идет»
За последние двадцать лет, с момента разрушения Советского Союза, товарные потоки, пересекающие таможенную границу России, увеличивались в геометрической прогрессии. Если раньше житель одной шестой части суши мог только в передаче «Международная панорама» увидеть супермаркеты с «сорока сортами колбасы», то теперь такие супермаркеты есть в любом спальном районе и в любом провинциальном городке. Ассортимент таких магазинов и в целом российского национального рынка во многом формируется из импортной продукции. Принцип «Нефть в обмен на товары народного потребления» на долгие годы стал основой существования российской экономики. Во многих городах нишу градообразующих предприятий вместо промышленных гигантов заняли оптовые рынки. Однако широкая номенклатура импортной продукции, во многом позволившая насытить первичные потребности наших граждан поставила перед российским государством другую, не менее важную проблему: как проконтролировать весь вал импортной продукции, льющийся на российский рынок.
Вопрос регулирования импорта имеет две стороны: тарифную и нетарифную.
Тарифное регулирование предусматривает изменение уровня ввозных таможенных пошлин в основном в зависимости от степени обработки продукции и факта существования ее аналогов отечественного производства.
Нетарифное регулирование может использовать количественного ограничение ввозимой продукции (например, квоты на ввоз мяса) и предъявление к ввозимой продукции соответствующих требований к ее качеству и соответствию национальным техническим требованиям.
В любом случае и тарифное и нетарифное регулирование импорта в идеале требует практически 100% досмотра товаров, чтобы нерадивые участники внешнеэкономической деятельности не завозили под видом дешевых резиновых тапочек дорогие норковые шубы и не ввозили товаров, которые потенциально опасны для жителей страны.
В советское время сотрудники таможни еще имели потенциальную возможность осмотреть каждый ввозимый в страну товар и оценить как его стоимость, так и потенциальную опасность для общества. Поговаривают, что в пунктах пропуска в советских аэропортах существовали даже специальные подразделения, которые занимались исключительно просмотром ввозимой видеопродукции.
Сейчас возможностей тотального досмотра ввозимых товаров просто не существует. Достаточно взглянуть на фотографию любого порта, занимающегося обработкой контейнерных грузов, чтобы понять абсолютную бесперспективность таких намерений.
Даже в 80-х годах XX века таможенные службы европейских государств выборочно досматривали только 10-15% от всех перемещаемых грузов. Естественно, на повестку дня стал вопрос об адресности и эффективности таких досмотров.
В 1999 году Киотской конвенцией в рамках упрощения процедур таможенного контроля было принято решение рекомендовать таможенным органам в своей деятельности руководствоваться принципами оценки рисков. Основы для перехода на такую систему выборочного контроля были разработаны специалистами WCO (Всемирной таможенной организации).
Основой построения системы контроля в развитых странах с большим внешнеторговым оборотом стала система управления рисками или риск-менеджмент. Название умное, попробуем разобраться, в чем же заключается эта инновация.
Чистая теория.
Собственно в правовом поле Таможенного союза сам процесс управления рисками описан достаточно общими словами и напоминает незамысловатый лозунг: «За все хорошее, против всего плохого». Казалось бы, после претворения в жизнь постулатов, описанных в 18 главе ТК ТС, уровень выявления действительно серьезных нарушений таможенного законодательства резко пойдет вверх, а потенциальные нарушители таможенного законодательства поймут полную бесперспективность своих противозаконных начинаний и переквалифицируются в управдомы.
Однако, несмотря на в целом верное описание в целом верной системы, в целом же она и не работает. Получается как в известном анекдоте: «Собираем по чертежам истребитель, а получается паровоз».
Почему же изначально достаточно хорошая идея в российской практике дает сбой? Обратимся к самой теории риск-менеджмента (системы управления рисками).
Истоки возникновения
Прежде всего, стоит отметить, что по мировым стандартам риск-менеджмент является системой принятия управленческих решений, целью которых является снижение вероятности возникновения неблагоприятных последствий и уменьшение возможных потерь от наступления негативных явлений.
Собственно же вероятность наступления тех или иных событий может, конечно же, рассчитываться и старинными методами. Самое простое – это орлянка – то есть вероятность выпадения орла или решки при подбрасывании монетки. Тут можно ограничиться одним листком бумаги и галочками. Однако, в случае с таможенным оформлением товаров на конечный результат влияет как минимум несколько монеток, к тому же не всегда имеющих только две стороны. Рассмотрим основные элементы системы управления рисками в российской таможенной практике, попробуем оценить эффективность этих элементов и подумать над путями их усовершенствования.
Любая система риск-менеджмента должна основываться на определенных информационных источниках, сведения из которых в своей совокупности и должны приводить к принятию тех или иных управленческих решений.
Информация о перемещаемых товарах и транспортных средствах.
Базисным элементом таможенной СУР являются статистические сведения о товарах, перемещаемых через таможенную границу, формируемые на основании данных, содержащихся в таможенных декларациях на товары. Однако, стоит помнить, что таможенная статистика должна быть взаимосвязана как минимум с аналогичной информацией, поступающей от стран-контрагентов и с информацией об обращении товаров на внутреннем национальном рынке.
В реальности мы видим, что российская таможенная статистика является этакой «вещью в себе». На самом деле сведения о внешнеторговом обороте, например европейских стран уже давно имеются в свободном доступе. Не составляет особого труда зайти на соответствующий официальный сайт Европейского союза и получить информацию, допустим о том, на какую сумму и какого суммарного веса было в июле 2011 году поставлено товаров подгруппы 8429 Гармонизированной системы из Италии в Россию. Такую информацию может получить абсолютно любой пользователь, не прибегая при этом к каким-либо хакерским ухищрениям. В то же время, получить информацию о тех же товарах подгруппы 8429, но уже приехавших в июле 2011 года из Италии в Россию обычному человеку практически невозможно. Сведения такой степени детализации у нас в стране в открытом доступе просто отсутствуют. Так что сторонний наблюдатель вряд сможет оценить совпадение статистических данных при прямой международной торговли.
Косвенным же признаком отсутствия такой информации и в российской таможенной системе риск-менеджмента служит тот факт, что до сих пор при взаимной сверке при прямой торговле обнаруживаются огромные дыры, когда товары вроде как уходят из страны «А» в страну «Б», но вот в страну «Б» почему-то не приходят, или приходят, но по другой стоимости и из страны «В».
Это что касается информации от стран-контрагентов. Не менее уныло выглядит и ситуация с обращением ввозимого и вывозимого товара на внутреннем рынке. Любой товар, перемещаемый через таможенную границу должен быть отражен в бухгалтерской документации не только непосредственно российского импортера или экспортера, но и у их непосредственных российских контрагентов. Сведения о величине активов и суммарной величине оборотных операций любой компании тоже не являются особо секретными и любая сторонняя коммерческая компания может за определенную плату получить доступ к такой информации, через коммерческие же системы, например СКРИН или СПАРК. Что же касается государственных организаций (в том числе и ФТС) оно имеет полное право получить доступ к таким сведениям в принципе безвозмездно.
Однако на практике не информация из статистических баз данных стран-контрагентов, ни информация о финансово-хозяйственной деятельности российских импортеров никак не связывается со статистическими сведениями о перемещении товаров через таможенную границу. Товары возникают из ниоткуда и пропадают в никуда, по пути изменяя свою стоимость и наименование. Ввезенные по таможенным документам резиновые тапочки уже в следующем российском контрагенте становятся превосходными кожаными сапогами, а ввезенный по смешной цене в 10 миллионов рублей электрогенератор через одного посредника оказывается в собственности уважаемой транснациональной компании с балансовой стоимостью в 80 миллионов рублей.
И уж совсем парадоксальным выглядит тот факт, что российская таможня до сих пор не имеет полной и исчерпывающей информации о таможенном оформлении товаров в ближайшем соседе и союзнике, члене Таможенного союза – Республике Казахстан. Что там происходит нам известно только по косвенным статистическим данным.
Информация сторонних контролирующих органов.
Качественное применение СУР невозможно без сведений, имеющихся в других российских контролирующих органах. По роду своей деятельности российская компания, занимающаяся внешнеторговой деятельности сталкивается со множеством российских контролирующих организаций: от Федеральной таможенной службы до местных подразделений Роспотребнадзора. Любая хозяйственная операция оставляет свой след во многих банках данных. Сопровождая жизненный цикл, например ввезенного на территорию России станка сотрудники фирмы-импортера и ее руководство заполняют массу разнообразных справок, отчетов и деклараций, собираемых как в государственных, так и в частных компаниях. Этот станок нужно перевезти, растаможить, возможно, получить под него кредит, зарегистрировать его и получить разрешение на его эксплуатацию на территории страны и так далее.
Объединить все базы государственных контролирующих органов по принципу «единого окна» призвана Система Межведомственного Электронного Взаимодействия (СМЭВ), которая в общем-то должна была заработать еще с 1 октября 2011 года. Однако неожиданно оказалось, что ФТС России никак не подготовилось к внедрению этой системы и не согласовало схему обмена информацией. В результате, например, после получения в качестве дополняющего документа в таможенной декларации свидетельства о регистрации, выдаваемого подразделениями Роспотребнадзора менее грамотный таможенный чиновник для подтверждения подлинности запросит у импортера заверенную копию свидетельства, а более грамотный - зайдет на официальный сайт и проверит факт выдачи свидетельства. И это происходит в 21 веке, когда с помощью компьютеров рассчитываются даже последствия ядерных взрывов.
Казалось бы, чего проще – создать небольшое такое дополнение к программному обеспечению, которое бы в автоматическом режиме проверяло подтверждающие документы через официальные информационные ресурсы органов их выдавших?
Информация о нарушениях законодательства компаниями и гражданами.
Почти у каждой организации при осуществлении внешнеэкономической деятельности формируется определенный «background» - шлейф совершенных правонарушений. Набор определенных правонарушений может привести, например, к лишению статуса «уполномоченного экономического оператора» или к потере лицензии таможенного представителя. Несомненно, наличие отрицательной истории является одним из важных факторов при принятии решений в системе управления рисками. Однако получается вот какая примечательная штука. Риск рассчитывается в основном в отношении юридического лица. Конечно, сотрудники и топ-менеджмент предприятия тоже может при определенных обстоятельствах быть привлечен к ответственности, но на характеристике компании-работодателя это практически не сказывается. И уж никак не оценивается связь предприятия со «штрафными очками» с его учредителями. При достижении критической массы нарушений учредители просто регистрируют новое юридическое лицо, которое по оценке существующей системы управления рисками будет выглядеть «белым и пушистым».
Другим фактором, абсолютно не оцениваемым при формировании рисков является привлечении к ответственности компании или лица по экономическим правонарушениям другими контролирующими органами. Например, уклонение от уплаты налогов может являться лишь одной из сторон медали при проведении сложных и зачастую «серых» операций, связанных с перемещением товаров через таможенную границу.
Что в итоге?
В результате только при рассмотрении базовых основ формирования системы управления рисками в российских таможенных органах мы приходим к неутешительному выводу, что в ее фундаменте лежат не сцепленные между собой шестеренки, вращающиеся в отрыве от других частей государственных механизмов России и зарубежных стран.
Существующая система скорее не управляет рисками, а умножает их. Отсутствие четко разработанного базиса делает сомнительным эффективность самого анализа и выявления рисков.
Но о самой методике выявления – в следующей статье.



 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Новости СЗТУ
  • Новости ФТС РФ
  • Эффективность системы управления рисками ФТС стремится к нулю
  • Новости ДВТУ
  • Отчёты ФТС демонстрируют потерю связи с реальностью


  • все комментарии модерируются системой Disqus
    Поиск по сайту
    Календарь
    «    Октябрь 2015    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31
     
    Вход на сайт
    Последние публикации
    Эффективность системы управления рисками ФТС стремится к нулю
    Действующая система управления рисками не обеспечи...
    2015-05-20 09:07:39
    Читать дальше...
    Штрафы за неподчинение президенту: глава ФТС первый на очереди
    Заместитель председателя комитета Госдумы по безоп...
    2015-05-17 02:46:40
    Читать дальше...
    Глава ФТС продолжает ставить телетайпограммы выше закона
    Не успели ещё остыть чернила на телетайпограмме ФТ...
    2015-05-17 02:44:48
    Читать дальше...
    Удалённый выпуск, ЦЭД и волшебная палочка ФТС
    Часть 1. Телетайпограммотворчество ФТС Знаете ли ...
    2015-05-17 02:41:42
    Читать дальше...
    Книжка МДП – персона non grata на границе
    Что бы ни обещали представители таможни в своих сл...
    2015-04-03 09:20:55
    Читать дальше...
    ФТС: не сохраним взысканное - так по судам потаскаем
    В конце марта ФТС России на своём сайте выложила д...
    2015-04-03 09:20:05
    Читать дальше...
    Таможенные требования к морским перевозчикам противоречат Конвенции ФАЛ
    Требование таможенных органов представлять коммерч...
    2015-04-03 09:19:28
    Читать дальше...
    Всякая рыба хороша, коль на экспорт не пошла?
    В России обсуждают возможность введения экспортных...
    2015-04-03 09:18:19
    Читать дальше...
    Вечные перспективы построения российского механизма «единого окна»
    4 февраля 2015 года решением №3 Совета Евразийской...
    2015-04-03 09:17:03
    Читать дальше...
    Глава Счетной палаты Татьяна Голикова: российские пункты пропуска не соответствуют современным требованиям
    Тарифные преференции, предоставленные китайским то...
    2015-03-19 11:55:29
    Читать дальше...
    Наш опрос

    Отлично, все устраивает
    Хорошо, но желательно ..
    Устраивает ... но ...
    Не устраивает.. по причинам
    Полностью не устраивает